Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:07 

остаёмся зимовать.

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
до лета. если так, то хорошо. нет повода для беспокойства, для всех за летними впечатлениями всё забудется, сотрётся из памяти.
придёт солнечное дрожащее тепло, и все бледные призраки больше никого не потревожат.
главное - протянуть до этого самого лета. а там - благополучно или нет - уже не важно. если сумею себя сдержать, быть сильной, смогу защитить дорогих мне людей. быть рядом.

..остаёмся зимовать.

@музыка: Sigur Ros – Glosoli

02:51 

glaswen.

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
душу воспитывать больно.
никогда не читайте.
и тем паче не перечитывайте.



Glaswen (уэльский) - неискренняя улыбка: когда человек улыбается, а ему совсем невесело.

@музыка: Portishead – Undenied

01:54 

sleep alone.

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
почему не могу уснуть? организм уже на пределе своих возможностей.
не удаётся провалиться в сон раньше рассвета. уставшие глаза всё смотрят в мерцающую иллюзорным светом рамку, до тех пор, пока просто на падаешь замертво в эти прохладные подушки, и темнота без мыслей, без запахов и звуков не придавливает тебя двухкилометровой могильной плитой.

сегодня только поняла - я больной человек.

я заболел, да-да, у меня на лицо все симптомы. я слишком отвык спать один, не хочу ложиться в постель и, сворачиваясь в тугой комочек, дрожать от холода под одеялом.
я привязался к запахам твоего затылка, к тёплым губам, к мягкости волос. я привык к твоему пульсу, дыханию, к твоим быстрым сновидениям. не могу уснуть, потому что один. не чувствуя твоих рук на себе, я обнимаю подушку и вдыхаю медленную тяжесть воспоминаний.
смирюсь ли я с этим или нет, но сегодня ночью я болен.
запись создана: 26.01.2012 в 01:52

01:14 

обновление.

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
это не имеет значения.
а что сейчас имеет смысл?
само мое существование - абсурдно.
я - есть ошибка. Удаленный сервер, не найденная база данных.
как будто мою душу использовали по назначению и теперь просто-напросто выкинули, расчленили на мелкие куски, разбросали по окрестностям.
это - вся моя жизнь.
хотя нет, это суждение лживо. на самом деле никому я не нужен, чтобы расчленять меня.
это все я сам. сам шел, сам кидал, разбрасывал направо и налево. лились реки крови, реки слез. им не было конца.
по идее уже все должно было завершиться, но на свою жалость, я слишком быстро регенерирую, слишком быстро, просто чудовищно быстро. это как новая жизнь, все старое и ненужное удаляется из памяти компьютера и заменяется новым.
осталось теперь лишь загрузить обновление. оу, появилось новое обновление души для таких как я.
быть может приобрести? мм..?
КУПИ СЕБЕ КУСОК ДУШИ!! романтика, не правда ли?..
если не купишь, тебя заклеймят в неудачники, в бездушные сволочи. поэтому, люди, покупайте души по оптовым ценам, они вам еще понадобятся!

Квартира #50

запись создана: 25.01.2012 в 23:43

00:53 

полисексуальность, или недоэпиграф.

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
Есть мужчины, с которыми хочется быть женщиной. Вопросительно-мягко наклонять голову, щуриться сквозь ресницы, качать головой с понимающим видом, выслушивать вдохновенные речи, светиться полуулыбкой стиля «мы с тобой одной крови». Хочется откровенности — но не на все темы, а только на те, на которые как раз и не принята откровенность, остальные темы с ними вообще не важны. Хочется протянутой руки, хочется припадать к плечу, и еще: знать, что вся эта чепуха из книг для подростков — все-таки не совсем чепуха. Ну не шептать «милый», конечно, и вообще без пошлости, но как-то так. Чтобы искры в зрачках и удивление в собеседнике, потому что красиво, потому что игра. Да, у меня конечно же забрать сумку. Да, меня безусловно проводить. Да, я однозначно никогда в жизни не сумею самостоятельно налить себе чаю. Я пролью, расплещу, перепутаю, обожгусь, растяну, упаду, сломаю, порежусь, заражусь и умру. Спасибо. Да, уберечь. Да, размешать. Да, протянуть. И пусть расправляют плечи и приосаниваются: им идёт. Не всем, только им. С остальными такое выглядит смешно и по-детски, неуместно и почти непристойно, да просто глупо, в конце концов. А с этими можно: хотя бы за то, что только у них одних есть эта нежная, слабая, невыносимая, мягкая, тёплая ямка у шеи чуть-чуть до плеча, в которую одну и можно уткнуться благодарным усталым носом.

А есть мужчины, с которыми хочется быть мужчиной. Другом, товарищем, братом. Тем самым, с которым «спина к спине у мачты», который коллега и единомышленник, отношения с которым раз и навсегда определены, теплы и понятны, и которые никогда не требуется выяснять. Смешно. С ними нечего выяснять, с ними всё выяснено заранее, раз навсегда, и не требует подтверждений. Обсуждать дела на работе, пить вместе пиво, смотреть футбол, переодеваться прилюдно, не подумав бросить извечно женское писклявое «отвернись», мыться в бане, орать друг на друга в жестоком споре, забывать на недели и вспоминать внезапно, дружить домами, потихоньку жаловаться друг другу на любовниц и жен, хлопать по плечу, дарить спиртное, курить бок о бок, рассказывать обо всём, не лукавя, и не задумываться — а что, собственно. Быть на равных, без идолов и подчиненных, быть близкими без надрыва и страсти, быть уместными, как то самое пиво, может, иметь каких-нибудь общих друзей, но никогда не делить меж собою женщин, вообще ничего не делить. Быть простыми, как марка острова Малибу, на которой всего-то изображения — на белом фоне черная буква М.

Есть женщины, с которыми хочется быть мужчиной. Носить на руках, держать зонтик над тонкой кожей, дышать переливчатой жилкой на нежной шее, восхищать, восхищаться. Пальцами гладить, пусть мысленно, там, где на людях не гладят, и плевать на приличность. Охватывать, захватывать. Дарить цветы, потому что это ведь просто нормально: дарить цветы тем, кому хочется их подарить. Наливать, угощать, кормить, закармливать даже: такая худенькая. Или такая бледная. Или не худенькая и не бледная, но вот есть в ней что-то такое, что требует фразы «бедная моя девочка». Человек, умеющий вовремя, с правильной интонацией сказать «бедная моя девочка» — король и Бог. Это единственная фраза, которую необходимо всерьёз выучить тем, кто собрался любить тех женщин, с которыми хочется быть мужчиной.

А есть женщины, с которыми хочется быть женщиной. Почти ребёнком. Приходить, припадать, упадать даже, в ноги, к ногам, к рукам, к глазам, требовать, получать, снова требовать, снова получать, или не получать, но неважно, и пусть кормит, кормит и смотрит, но смотрит не так, как проголодавшийся пёс, а так, как смотрела мама на старой кухне. Рассказывать всё, и пусть реагирует — или не рассказывать ничего, и пусть догадывается. Капризничать, но не во имя игры, а потому что порвались джинсы, и пусть зашьёт. Просить почитать тебе вслух, и ныть, что читает не то и не так, и выторговывать срочно другую книгу, и добиться, и отослать искать, и заснуть, не дождавшись.

Вы скажете мне, что тут дело вообще не в принадлежности к тому и иному полу, и будете правы.
Вы скажете мне, что в любом человеке может быть в разных пропорциях сочетание всех этих черт — и будете правы.
Вы скажете мне, что не бывает так, чтоб и первое, и второе — в один стакан, что разные люди по-разному воспринимают и что все многогранно. Вы снова будете правы.
Вы скажете мне, что всё это нужно было объяснять не такими словами, и что дело не в этом. Ну да.

Но есть мужчины, с которыми хочется быть женщиной.
А есть женщины, с которыми хочется быть мужчиной.



бесформенная кома.

00:36 

глупый кит. странные рыбы.

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.





и несгибаемые люди ночью сворачиваются калачиком.

00:18 

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
Письмо Маяковского к Лиле Брик:

"Лилек,
Я вижу, ты решила твердо. Я знаю, что мое приставание к тебе для тебя боль. Но, Лилик, слишком страшно то, что случилось сегодня со мной, чтоб я не ухватился за последнюю соломинку, за письмо.
Так тяжело мне не было никогда - я, должно быть, действительно чересчур вырос. Раньше, прогоняемый тобою, я верил во встречу. Теперь я чувствую, что меня совсем отодрали от жизни, что больше ничего и никогда не будет. Жизни без тебя нет. Я это всегда говорил, всегда знал. Теперь я это чувствую, чувствую всем своим существом. Все, все, о чем я думал с удовольствием, сейчас не имеет никакой цены - отвратительно.
Я не грожу, я не вымогаю прощения. Я ничего тебе не могу обещать. Я знаю, нет такого обещания, в которое ты бы поверила. Я знаю, нет такого способа видеть тебя, мириться, который не заставил бы тебя мучиться.
И все-таки я не в состоянии не писать, не просить тебя простить меня за все.
Если ты принимала решение с тяжестью, с борьбой, если ты хочешь попробовать последнее, ты простишь, ты ответишь.
Но если ты даже не ответишь - ты одна моя мысль. Как любил я тебя семь лет назад, так люблю и сию секунду, чтоб ты ни захотела, чтоб ты ни велела, я сделаю сейчас же, сделаю с восторгом. Как ужасно расставаться, если знаешь, что любишь и в расставании сам виноват.
Я сижу в кафе и реву. Надо мной смеются продавщицы Страшно думать, что вся моя жизнь дальше будет такою.
Я пишу только о себе, а не о тебе, мне страшно думать, что ты спокойна и что с каждой секундой ты дальше и дальше от меня и еще несколько их и я забыт совсем.
Если ты почувствуешь от этого письма что-нибудь кроме боли и отвращения, ответь ради Христа, ответь сейчас же, я бегу домой, я буду ждать. Если нет - страшное, страшное горе.
Целую. Твой весь.
Я.
Сейчас 10, если до 11 не ответишь, буду знать, ждать нечего".




если я тебя не отпускаю из своего сердца, значит мы ещё будем. неважно - друзьями, любовниками, знакомыми, но мы будем.

glaswen

главная