о, улитка!
взбираясь к вершине Фудзи -
можешь не торопиться.

Исса
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:10 

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
Не думаю, не жалуюсь, не спорю.
Не сплю.
Не рвусь
ни к солнцу, ни к луне, ни к морю,
Ни к кораблю.

Не чувствую, как в этих стенах жарко,
Как зелено в саду.
Давно желанного и жданного подарка
Не жду.

 

Не радует ни утро, ни трамвая
Звенящий бег.
Живу, не видя дня, позабывая
Число и век.

 

На, кажется, надрезанном канате
Я - маленький плясун.
Я - тень от чьей-то тени. Я - лунатик
Двух темных лун.


11:49 

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.

В семнадцать лет тебе казалось, что многое следует скрывать. Тогда ты боялся темноты и не любил пустынных лесов, за исключением тех случаев, когда говорил о них с поэтическим вдохновением.
Со временем любой лес стал просто деревьями, на которых можно повеситься.

Аксель Сандемусе "Былое — это сон"

19:03 

Ты — ветер, дружок. Я — твой (1983 г.)

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
Ты — ветер, дружок. Я — твой
лес. Я трясу листвой,
изъеденною весьма
гусеницею письма.
Чем яростнее Борей,
тем листья эти белей.
И божество зимы
просит у них взаймы.

17:41 

Уединение

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
Так много камней брошено в меня,
Что ни один из них уже не страшен,
И стройной башней стала западня,
Высокою среди высоких башен.
Строителей ее благодарю,
Пусть их забота и печаль минует.
Отсюда раньше вижу я зарю,
Здесь солнца луч последний торжествует.
И часто в окна комнаты моей
Влетают ветры северных морей,
И голубь ест из рук моих пшеницу...
А не дописанную мной страницу -
Божественно спокойна и легка,
Допишет Музы смуглая рука.

Анна Ахматова


19:42 

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
Я воспитан природой суровой,
Мне довольно заметить у ног
Одуванчика шарик пуховый,
Подорожника твердый клинок.

Чем обычней простое растенье,
Тем живее волнует меня
Первых листьев его появленье
На рассвете весеннего дня.

В государстве ромашек, у края,
Где ручей, задыхаясь, поет,
Пролежал бы всю ночь до утра я,
Запрокинув лицо в небосвод.

Жизнь потоком светящейся пыли
Все текла бы, текла сквозь листы,
И туманные звезды светили,
Заливая лучами кусты.

И, внимая весеннему шуму
Посреди очарованных трав,
Все лежал бы и думал я думу
Беспредельных полей и дубрав.

Николай Заболоцкий

12:29 

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
Вечерами включают лампы дневного света,
продлевая агонию, не отпуская в мир.
И бесстрастные тени ходят за нами следом,
заставляя друга друга чувствовать не-людьми,
не едиными телом и духом, не частью силы,
совершающей благо и знающей, что права.
Каждый вечер теперь пропускается через сито
равнодушия к обстоятельствам и словам.
Кто решает за нас, задумайся_ Холод стекол
наполняет неделю, она продолжает год.
И они наблюдают, как пустота растет там,
между нами разливается молоком.
И ложится зима, и становится нам забвеньем,
отреченьем становится, временем всех разлук.
Ты позволил им стать сильнее и откровенней,
чем положено тени, пляшущей по стеклу.

Вечерами включают лампы дневного света.
Вечерами всегда особенно тяжело.
Я люблю тебя так отчаянно, что об этом
не умею сказать…

Давай разобьем стекло.

(с) Кот Басё

12:18 

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица.
Ей на шее ноги
Маячить больше невмочь.
Черный человек,
Черный, черный,
Черный человек
На кровать ко мне садится,
Черный человек
Спать не дает мне всю ночь.

Черный человек
Водит пальцем по мерзкой книге
И, гнусавя надо мной,
Как над усопшим монах,
Читает мне жизнь
Какого-то прохвоста и забулдыги,
Нагоняя на душу тоску и страх.
Черный человек
Черный, черный!

"Слушай, слушай,-
Бормочет он мне,-
В книге много прекраснейших
Мыслей и планов.
Этот человек
Проживал в стране
Самых отвратительных
Громил и шарлатанов.

В декабре в той стране
Снег до дьявола чист,
И метели заводят
Веселые прялки.
Был человек тот авантюрист,
Но самой высокой
И лучшей марки.

Был он изящен,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою.

Счастье,- говорил он,-
Есть ловкость ума и рук.
Все неловкие души
За несчастных всегда известны.
Это ничего,
Что много мук
Приносят изломанные
И лживые жесты.

В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым -
Самое высшее в мире искусство".

"Черный человек!
Ты не смеешь этого!
Ты ведь не на службе
Живешь водолазовой.
Что мне до жизни
Скандального поэта.
Пожалуйста, другим
Читай и рассказывай".

Черный человек
Глядит на меня в упор.
И глаза покрываются
Голубой блевотой,-
Словно хочет сказать мне,
Что я жулик и вор,
Так бесстыдно и нагло
Обокравший кого-то.
. . . . . . . . . . .

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Ночь морозная.
Тих покой перекрестка.
Я один у окошка,
Ни гостя, ни друга не жду.
Вся равнина покрыта
Сыпучей и мягкой известкой,
И деревья, как всадники,
Съехались в нашем саду.

Где-то плачет
Ночная зловещая птица.
Деревянные всадники
Сеют копытливый стук.
Вот опять этот черный
На кресло мое садится,
Приподняв свой цилиндр
И откинув небрежно сюртук.

"Слушай, слушай! -
Хрипит он, смотря мне в лицо,
Сам все ближе
И ближе клонится.-
Я не видел, чтоб кто-нибудь
Из подлецов
Так ненужно и глупо
Страдал бессонницей.

Ах, положим, ошибся!
Ведь нынче луна.
Что же нужно еще
Напоенному дремой мирику?
Может, с толстыми ляжками
Тайно придет "она",
И ты будешь читать
Свою дохлую томную лирику?

Ах, люблю я поэтов!
Забавный народ.
В них всегда нахожу я
Историю, сердцу знакомую,-
Как прыщавой курсистке
Длинноволосый урод
Говорит о мирах,
Половой истекая истомою.

Не знаю, не помню,
В одном селе,
Может, в Калуге,
А может, в Рязани,
Жил мальчик
В простой крестьянской семье,
Желтоволосый,
С голубыми глазами...

И вот стал он взрослым,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою"

"Черный человек!
Ты прескверный гость.
Это слава давно
Про тебя разносится".
Я взбешен, разъярен,
И летит моя трость
Прямо к морде его,
В переносицу...
. . . . . . . . . .

...Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один...
И разбитое зеркало..

02:58 

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
найти бы того кто сказал ту чушь про время и расстояния.

17:31 

манга Love Mode

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
01:50 

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
иногда очень не хватает тёплых и родных но всегда помни что только ты сам за себя

16:34 

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
контроль и рационализм были верными щитами. но теперь на их месте воцарились хаос и боль.

01:14 

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
зачем я здесь?



это такая вся мода красивая ковырять у себя в голове и выдавливать этот весь романтизм
хеппи эндов на всех не хватает
никаких лирических припадков некстати.

мое начало остается лежать на полу холодном и мелкие капли крови словно вино по углам комнаты


что еще преодолеть? я всё смогу.

22:07 

10 сумасшедших, которые нас заразили.

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
О взаимосвязи между безумием и талантом сказано уже так много, что мы не станем повторяться. Данная подборка составлена не с точки зрения талантливости «пациентов», а с точки зрения их влияния на все остальное — будем считать, здоровое — человечество. Сразу оговоримся, что, во-первых, политических деятелей мы сюда не включили (так как они все же лишь «исполнители», нас же интересуют «творцы») и, во-вторых, этой десяткой количество невменяемых знаменитостей никак не исчерпывается: их, без­условно, в несколько раз больше :)

Пациент 1: Эдгар Аллан По 1809–1849, американский писатель, поэт
Диагноз. «Душевное расстройство», точный диагноз не установлен.
Симптомы: Страх темноты, провалы в памяти, мания преследования, неадекватное поведение, галлюцинации.

В статье Хулио Кортасара «Жизнь Эдгара По» имеется берущее за душу описание одного из приступов болезни писателя: «Где-то в июле 1842 года, впав в полубезумное состояние, он совершил путешествие из Филадельфии в Нью-Йорк, куда его вдруг повлекли воспоминания о Мэри Деверо, той самой девушке, дядю которой Эдгар когда-то отстегал хлыстом. Мэри была замужем, и Эдгаром овладело абсурдное желание дознаться, любит ли она своего мужа. Ему пришлось несколько раз туда-сюда переправиться через реку на пароме, спрашивая у всех встречных адрес Мэри. Но он все же добрался до ее дома и устроил там безобразную сцену. Потом остался пить чай (легко вообразить себе лица Мэри и ее сестры, которым против воли пришлось терпеть его, так как он проник в дом в их отсутствие). Наконец гость удалился, но прежде искрошил ножом несколько редисок и потребовал, чтобы Мэри спела его любимую песню. Только несколько дней спустя сбившейся с ног миссис Клемм удалось с помощью отзывчивых соседей отыс­кать Эдгара, который в полном помрачении рассудка бродил по окрестным лесам».

История болезни:
Уже с конца 1830-х годов Эдгар По страдал частыми депрессиями. Кроме того, он зло­употреблял алкоголем, что сказывалось на его психике не лучшим образом: под действием выпитого писатель порой впадал в состояние буйного помешательства. К алкоголю вскоре прибавился опий.
Существенно ухудшила душевное состояние По тяжелая болезнь его юной супруги (свою кузину Вирджинию он взял в жены тринадцатилетней; через семь лет брака, в 1842 году, она заболела туберкулезом, еще через пять лет умерла).
После смерти Вирджинии — за оставшиеся ему самому два года жизни — Эдгар По еще несколько раз влюб­лялся и предпринял две попытки жениться. Первая провалилась из-за отказа избранницы, напуганной очередным его «срывом», вторая — из-за неявки жениха: незадолго до свадьбы По сильно напился и впал в невменяемое состояние. Он был найден в дешевом балтиморском трактире пять дней спустя (человек, вызвавший к нему доктора, охарактеризовал По как «джентльмена, весьма скверно одетого»). Писателя поместили в клинику, где он и скончался еще через пять дней, страдая от жутких галлюцинаций. Один из главных кошмаров По — смерть в одиночестве, — вопреки всем его «предосторожностям», сбылся: много с кого он брал обещание «быть с ним в последний час», однако же в три часа ночи 7 октября 1849 года никого из близких при нем не было. Перед смертью По отчаянно призывал к себе Джереми Рейнолдса, исследователя Северного полюса.

Чем он нас заразил:
Двумя популярнейшими современными литературными жанрами.
Первый — роман (или рассказ) ужасов. Большое влияние на Эдгара По оказал Гофман, однако же гофмановский мрачный романтизм По впервые сгустил до консистенции подлинного кошмара — вязкого, безвыходного и весьма изощренного («Сердце-обличитель», «Падение дома Эшеров»).
Второй жанр — детектив. Именно мсье Огюст Дюпен, герой рассказов Эдгара По («Убийство на улице Морг», «Тайна Мари Роже»), стал предтечей конан-дойлевского Шерлока Холмса с его дедуктивным методом.

Пациент 2: Фридрих Вильгельм Ницше 1844–1900, немецкий философ

Диагноз. Ядерная «мозаичная» шизофрения (более литературный вариант, обозначенный в большинстве биографий, — одержимость), возможно, на фоне сифилиса.
Симптомы.
Мания величия (рассылал записки с текстом: «Через два месяца я стану первым человеком на земле», требовал снять со стен картины, ибо его квартира — «храм»); помрачение рассудка (обнимался с лошадью на центральной городской площади, мешая уличному движению); сильные головные боли; неадекватное поведение. В медицинской карте Ницше, в частности, говорилось, что больной пил из сапога свою мочу, испускал нечленораздельные крики, принимал больничного сторожа за Бисмарка, пытался забаррикадировать дверь осколками разбитого стакана, спал на полу у постели, прыгал по-козлиному, гримасничал и выпячивал левое плечо.

История болезни.
Ницше перенес несколько апоплексических ударов; страдал психическим расстройством последние 20 лет своей жизни (именно в этот период появились наиболее значимые его произведения — к примеру, «Так говорил Заратустра»), 11 из них он провел в психиат­рических клиниках, дома о нем заботилась мать. Состояние его постоянно ухудшалось — под конец жизни философ мог составлять лишь простейшие фразы, к примеру: «Я мертвый, потому что я глупый» или же «Я глупый, потому что я мертвый».

Чем он нас заразил.
Идеей сверхчеловека (как ни парадоксально, именно этот прыгавший по-козлиному и выпячивавший левое плечо человек ассоциируется у нас со свободной, надморальной, совершенной, существующей по ту сторону добра и зла личностью).
Идеей новой морали («мораль господ» взамен «морали рабов»): здоровая мораль должна прославлять и укреплять естественное стремление человека к власти. Всякая другая мораль болезненна и упадочна.
Идеологией фашизма: больные и слабые должны погибнуть, сильнейшие — победить («Падающего толкни!»).
Допущением: «Бог мертв».

Пациент 3: Эрнест Миллер Хемингуэй 1899–1961, американский писатель
Диагноз. Острая депрессия, умственное расстройство.
Симптомы. Суицидальные наклонности, мания преследования, нервные срывы.

История болезни
В 1960 году Хемингуэй вернулся с Кубы в США. Его мучили частые депрессии, чувство страха и неуверенности, он практически не мог писать — а потому добровольно согласился пройти лечение в психиат­рической клинике. Хемингуэй перенес 20 сеансов электрошока, об этих процедурах он отозвался так: «Врачи, которые делали мне электрошок, писателей не понимают… Какой смысл был в том, чтобы разрушать мой мозг и стирать мою память, которая представляет собой мой капитал, и выбрасывать меня на обочину жизни? Это было блестящее лечение, вот только пациента они потеряли». По выходе из клиники Хемингуэй убедился в том, что по-прежнему не может писать, и предпринял первую попытку самоубийства, однако близкие сумели ему помешать. По просьбе жены он прошел повторный курс лечения, но намерений своих не изменил. Через несколько дней после выписки он выстрелил себе в голову из любимой двустволки, зарядив предварительно оба ствола.

Чем он нас заразил.
Болезнью «потерянного поколения». Хемингуэй, как и его товарищ по эпохе Ремарк, имел в виду конкретное поколение, перемолотое жерновами конкретной войны, однако термин оказался уж больно соблазнительным и удобным — с тех пор каждое поколение находит причины для того, чтобы считать себя потерянным.
Новым литературным приемом, «методом айсберга», — когда скупой, сжатый, бесцветный текст подразумевает щедрый, душераздирающий подтекст.
«Мачизмом» нового образца, воплощенным и в творчестве, и в жизни. Герой Хемингуэя — суровый и немногословный борец, который понимает, что борьба бесполезна, но борется до конца. Самым бескомпромиссным хемингуэевским мачо стаэёл, пожалуй, рыбак Сантьяго («Старик и море»), в уста которого Великий Хэм вложил фразу: «Человек не для того создан, чтобы терпеть поражение. Человека можно уничтожить, но его нельзя победить». Сам Хемингуэй — охотник, солдат, спортсмен, моряк, рыболов, путешественник, нобелевский лауреат, чье тело сплошь покрывали шрамы, — к огромному разочарованию многих, «до конца» бороться не стал. Впрочем, своим идеалам писатель не изменил. «Мужчина не имеет права умирать в постели, — говаривал он. — Либо в бою, либо пуля в лоб».

Пациент 4 Джон Форбс Нэш род. в 1928 американский математик, лауреат Нобелевской премии. Широкой публике известен по фильму Рона Ховарда «Игры разума»
Диагноз. Параноидальная шизофрения.
Симптомы. Мания преследования, навязчивые идеи, бред, трудности самоидентификации, разговоры с несуществующими собеседниками.

История болезни.
В 1958 году журнал Fortune назвал Нэша восходящей звездой Америки в «новой математике». В том же году у него проявились первые симптомы заболевания. В 1959-м Нэш был уволен с работы и помещен в психиатрическую клинику в пригороде Бостона (McLean Hospital) для принудительного лечения. После курса химиотерапии состояние его несколько улучшилось, он был выписан из больницы и вместе с женой Алисией Лард уехал в Европу, где пытался обосноваться в статусе «политического беженца». Нэшу отказали в политическом убежище, через некоторое время он был депортирован из Франции в США. Семья поселилась в Принстоне. Джон Нэш не работал; болезнь его быстро прогрессировала.
В 1961-м он был помещен в Trenton State Hospital в Нью-Джерси, где прошел курс инсулиновой терапии. Однако после выписки Нэш снова сбежал в Европу, оставив жену и ребенка (в 1962-м Алисия оформила развод, но продолжала помогать бывшему мужу).
По возвращении в США Нэш стал регулярно принимать антипсихотические средства, и состояние его улучшилось настолько, что коллеги устроили его на работу в Принстонский университет. Однако через некоторое время он отказался от лечения, опасаясь, что лекарства могут повредить его умственным способностям и научной работе, — случилось очередное обострение.
На протяжении многих лет Нэш наносил визиты в Принстон, записывая на досках непонятные формулы и беседуя с «голосами»… Студенты и профессора уже привыкли к нему, как к безобидному привидению, когда в середине 80-х Нэш, ко всеобщему удивлению, пришел в себя и снова занялся математикой.
В 1994 году 66-летний Джон Нэш (совместно с Райнхардом Зелтеном и Джоном Харсани) получил Нобелевскую премию по экономике «за анализ равновесия в теории некооперативных игр».
В 2001-м Нэш снова женился на Алисии Лард.

Чем он нас заразил.
Новым научным подходом к экономической теории игр и так называемой математике конкуренции: Нэш отказался от стандартного сценария «победитель — проигравший» и сконструировал математическую модель, при которой обе конкурирующие стороны лишь проигрывают от продолжения соперничества. Этот сценарий получил условное название «равновесие по Нэшу»: игроки сохраняют равновесие, ибо любое изменение может ухудшить их позиции. Исследования Нэша в области теории игр активно использовались американцами в период «холодной войны».

Пациент 5 Джонатан Свифт 1667–1745 ирландский писатель
Диагноз. Болезнь Пика либо болезнь Альцгеймера — специалисты спорят.
Симптомы. Головокружение, дезориентация в пространстве, потеря памяти, неспособность узнавать людей и окружающие предметы, улавливать смысл человеческой речи.

История болезни.
Постепенное нарастание симптомов вплоть до полного слабоумия в конце жизни.

Чем он нас заразил.
Новой формой политической сатиры. «Путешествия Гулливера», безусловно, не первый саркастический взгляд просвещенного интеллектуала на окружающую действительность, однако новаторство здесь не во взгляде, а в оптике. В то время как другие насмешники смотрели на жизнь сквозь увеличительное стекло или в телескоп, декан собора св. Патрика смастерил для этого линзу с очень кривым стек­лышком. Впоследствии этой линзой с удовольствием пользовались Николай Гоголь и Салтыков-Щедрин.

Пациент 6 Жан-Жак Руссо 1712–1778 французский писатель и философ
Диагноз. Паранойя.
Симптомы. Мания преследования.

История болезни.
В результате конфликта писателя с церковью и правительством (начало 1760-х, после выхода книги «Эмиль, или О воспитании») изначально свойственная Руссо подозрительность приобрела крайне болезненные формы. Ему везде мерещились заговоры, он вел жизнь скитальца и нигде не задерживался надолго, полагая, что все его друзья и знакомые злоумышляют против него либо в чем-то его подозревают (так, Руссо однажды решил, что обитатели замка, в котором он гостил, считают его отравителем умершего слуги, и потребовал вскрытия покойника).

Чем он нас заразил.
Педагогической реформой. Современные пособия по воспитанию детей по многим пунктам повторяют «Эмиля…»: 1) взамен «репрессивному» методу воспитания Руссо предлагал метод поощрения и ласки; 2) он полагал, что ребенка следует освободить от механического затверживания сухих фактов, а объяснять все на живых примерах, и лишь тогда, когда ребенок будет психически готов к восприятию новой информации; 3) задачей педагогики Руссо считал развитие заложенных природой талантов, а не корректировку личности; 4) наказание, по Руссо, должно быть естественным следствием поведения ребенка, а не проявлением власти сильного над слабым; 5) матерям Руссо советовал самостоятельно вскармливать своих детей, а не доверять их кормилицам (сегодняшняя педиатрия полагает, что только материнское молоко положительно сказывается на здоровье ребенка); 6) Руссо высказывался даже против пеленания, ограничи­вающего свободу движений младенца.
Новым типом литературного героя и новыми литературными направлениями. Порожденное фантазией Руссо прекраснодушное создание — слезливый «дикарь», руководствующийся не разумом, но чувством (однако чувством высоконравственным), — дальше развивалось, росло и старилось в рамках сентиментализма и романтизма.
Идеей правового демократического государства (прямо вытекающей из сочинения «Об общественном договоре»).
Революцией (именно «Общественным договором» вдохновлялись борцы за идеалы Великой французской революции; сам Руссо, как ни парадоксально, никогда не был сторонником столь радикальных мер).

Пациент 7 Николай Васильевич Гоголь 1809–1852 русский писатель

Диагноз. Шизофрения, периодический психоз.
Симптомы. Зрительные и слуховые галлюцинации; периоды апатии и заторможенности (вплоть до полной неподвижности и неспособности реагировать на внешние раздражители), сменяющиеся приступами возбуждения; депрессивные состояния; ипохондрия в острой форме (великий писатель был убежден, что все органы в его теле несколько смещены, а желудок располагается «вверх дном»); клаустрофобия.

История болезни.
Те или иные проявления шизофрении сопровождали Гоголя на протяжении всей его жизни, однако в последний год болезнь заметно прогрессировала. 26 января 1852 года от брюшного тифа умерла сестра его близкого друга (Екатерина Михайловна Хомякова), и эта смерть вызвала у писателя сильнейший приступ ипохондрии («На меня нашел страх смерти», — жаловался он). Гоголь погрузился в непрестанные молитвы, практически отказался от пищи, жаловался на слабость и недомогане и утверждал, что смертельно болен, хотя врачи никакой болезни, кроме небольшого желудочно-кишечного расстройства, у него не диаг­ностировали. В ночь с 11 на 12 февраля писатель сжег свои рукописи (на следующее утро он объяснил этот поступок происками лукавого), далее состояние его постоянно ухудшалось. Лечение (не слишком, впрочем, профессиональное: пиявки в ноздрях, обертывание холодными простынями и окунание головы в ледяную воду) положительных результатов не дало. 21 февраля 1852 года писатель скончался. Истинные причины его смерти так и остались неясны, существуют различные гипотезы — от отравления ртутью до выполнения контрактных обязательств по отношению к врагу рода человеческого. Однако же, вероятнее всего, Гоголь попросту довел себя до полного нервного и физического истощения — не исключено, что своевременная помощь психиатра могла бы спасти ему жизнь.
Чем он нас заразил:
Специфической любовью к маленькому человеку (обывателю), состоящей наполовину из отвращения и наполовину из жалости.Целым букетом удивительно точно найденных русских типажей. Гоголь разработал несколько «ролевых моделей» (наиболее яркие — модели «Башмачкин» и «Чичиков»), которые вполне актуальны до сих пор.

Пациент 8 Ги де Мопассан 1850–1893 французский писатель
Диагноз. Прогрессивный паралич мозга.
Симптомы. Ипохондрия, суицидальные наклонности, припадки буйства, бред, галлюцинации.

История болезни.
Всю жизнь Ги де Мопассан страдал ипохондрией: он очень боялся сойти с ума. С 1884 года у Мопассана начались частые нервные припадки и галлюцинации. В состоянии крайнего нервного возбуждения он дважды пытался покончить с собой (один раз при помощи револьвера, второй — при помощи ножа для бумаг, оба раза неудачно). В 1891-м писатель был помещен в клинику доктора Бланша в Пасси — там он и прожил, в полусознательном состоянии, до самой смерти.
Чем он нас заразил. Физиологизмом и натурализмом (в том числе эротическим) в литературе.
Потребностью неустанно бороться с бездуховным обществом потребления (своеобразных клонов «Милого друга» усердно воссоздают ныне здравствующие французские писатели Мишель Уэльбек и Фредерик Бегбедер, старается не отставать и наш Сергей Минаев).

Пациент 9 Винсент Виллем ван Гог 1853–1890 голландский художник
Диагноз. Шизофрения.
Симптомы. Зрительные и слуховые галлюцинации, бред, приступы мрачности и агрессии, сменяющиеся немотивированным радостным возбуждением, суицидальные наклонности.

История болезни.
В последние три года жизни болезнь художника сильно прогрессировала, приступы ее участились. Во время одного из таких приступов художник произвел знаменитую хирургическую операцию: отрезал себе левую мочку и нижнюю часть ушной раковины (отрезанный фрагмент он упаковал в конверт и отправил возлюбленной в качестве сувенира на память). Ван Гог был помещен в больницу для душевнобольных в Арле, затем в Сен-Реми и в Овер-сюр-Уаз. Свою болезнь художник осознавал («Я должен без уверток приспособиться к роли помешанного», — сказано в одном из его писем). До самой смерти он продолжал работать, несмотря на полное отсутствие интереса к его произведениям со стороны покупателей, вел нищенский образ жизни, голодал (по некоторым свидетельствам, во время работы он иногда ел свои краски). Именно в период «помрачения» созданы картины «Ночное кафе», «Красные виноградники в Арле», «Дорога с кипарисами и звездами», «Пейзаж в Овере после дождя»… 27 июля 1890 года Ван Гог смертельно ранил себя выстрелом из пистолета.

Чем он нас заразил.
Анимацией. Творческая манера Ван Гога (яркие краски, динамичные сюжеты, гротескно искаженная реальность, атмосфера кошмарного или, напротив, счастливого детского сна) легла в основу многих работ современных художников-мультипликаторов.
Пониманием того, что художественная ценность любого произведения — вещь весьма относительная: нищий безумец, малевавший кривые подсолнухи и прихлебывавший абсент, посмертно стал рекордсменом аукционных продаж.

Пациент 10 Сергей Александрович Есенин 1895–1925, русский поэт
Диагноз. Маниакально-депрессивный психоз (МДП).
Симптомы. Мания преследования, внезапные вспышки ярости, неадекватное поведение (поэт прилюдно крушил мебель, бил зеркала и посуду, выкрикивал оскорбления).
Несколько случаев есенинского помрачения не без смака описал в своих воспоминаниях Анатолий Мариенгоф. Вот один из них: «У меня в комнате, на стене, украинский ковер с большими красными и желтыми цветами. Есенин остановил на них взгляд. Зловеще ползли секунды и еще зловещее расползались есенинские зрачки, пожирая радужную оболочку. Узенькие кольца белков налились кровью. А черные дыры зрачков — страшным, голым безумием. Есенин привстал с кресла, скомкал салфетку и, подавая ее мне, прохрипел на ухо:
— Вытри им носы!
— Сережа, это ковер… ковер… а это цветы…
Черные дыры сверкнули ненавистью:
— А!.. Трусишь!..
Он схватил пустую бутылку и заскрипел челюстями:
— Размозжу… в кровь… носы… в кровь… размозжу…
Я взял салфетку и стал водить ею по ковру — вытирая красные и желтые рожи, сморкая бредовые носы. Есенин хрипел. У меня холодело сердце…»
(«Роман без вранья»).

История болезни.
Из-за часто повторявшихся приступов МДП, провоцировавшихся, как правило, чрезмерным употреблением спиртного, Есенин несколько раз про­ходил лечение в психоневрологических клиниках — во Франции и в России. Лечение, к сожалению, не оказало на пациента благотворного действия: через месяц после выписки из клиники профессора Ганнушкина Есенин покончил с собой, повесившись на трубе парового отопления в ленинградской гостинице «Англетер» (в 1970-е годы возникла также версия об убийстве поэта с последующей инсценировкой самоубийства; доказана эта версия не была).

Чем он нас заразил.
Новыми интонациями. Есенин сделал стилистической нормой истероидную, со слезой и всхлипами, любовь к деревне и деревенскому жителю (прямые его последователи не в стилистическом, но в идеологическом смысле — «деревенщики»).
Есенин, много работавший в жанре городского хулиганского романса, по сути, задал канон современного русского шансона. (с)

02:51 

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
как бы так заморозить свои чувства и ощущения, чтобы в дни тоски и грусти не жалеть о принятых ранее решениях.

01:14 

части целого

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
недосып.
растрёпаные волосы.
мятая футболка.
кашель.
чужие руки.
деревянные линейки.
изюм.
пыль на сабвуфере.
мелочь в сигретной пачке.
сигаретная пачка.
сигареты.


очаровываюсь на раз. разочаровываюсь.
past indefinite.

00:20 

глубоко.

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
«А мне нравится думать не об обществе, а о человеке, о его индивидуальности. Не люблю, когда люди собираются в кучу, не люблю большие компании. Мне кажется, что самая совершенная форма общения — это диалог. А стремление примкнуть к толпе — это от недостатка самих себя.»

www.colta.ru/docs/529

23:30 

про диалоги.

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
мои любимые, мои бесценные и несравненные друзья в разговорах тет-а-тет порой выдают такие перлы, что их невозможно не записать :3
почему-то подобное всплывает только в диалогах.

/из диалогов с тюленюшиком. когда наш разговор длится более пяти минут, то это неиссякаемый фейерверк сарказма/

у: на что бы я могла заменить слово "люблю"?.. *задумчиво читаю психологический тест*
т: сиськи. *мгновенная реакция*
у: ты обо мне такого плохого мнения? я же нежная и невинная! *с возмущением*
т: я тебе теперь буду желать чудесных, волшебных снов! *с сарказмом*
у: я тебе глаза выколю. *бесстрастно*
т: нет, не сможешь, потому что ты меня сиськи. *довольная ухмылка*

т: а кто-то ещё мог узнать твои тайны?
у: по случайности? *задумчиво*
т: по алкогольной случайности? *мгновенная реакция*
у: ты что, пытаешься вычислить моих собутыльников, что бы выпытать у них?
т: нет, их слишком много. это бесполезно =_=

у: ты же логик, подумай головой!
*пауза*
т: так вот какая функция у этой штуки для волос! о_О



/из других диалогов/

улиточка: я просто как-то поняла, что не могу больше спать с мужиками, надоело..
коты: а кому-то всю жизнь не надоедает, вот это терпение у людей, да?

общаясь с человеком, рано или поздно всё равно увидишь его истинное лицо.. так вот, его лицо больше похоже на жопу.
Натали

Джей *из разговора по скайпу*
не опошляй мою жизнедеятельность! >_<
Джей *обращаясь к улиточке*
ну давай. устрой пожар, а я пока свой палец дошинкую =_=

03:19 

Там Лин

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
Прекрасная Дженет жила в замке своего отца, славного графа Марча. Вместе с другими девушками она проводила дни в высокой башне замка — они там шили и вышивали шелковые одеяния. Только Дженет не очень внимательно следила, чтобы шов у нее получался прямой и ровный. Она больше любила глядеть в окошко.
А за окном виднелись деревья Картехогского леса, куда девушкам из замка ходить строго-настрого запрещалось. В этом лесу, как говорили, охотились рыцари королевы эльфов, и горе той девушке, которая пошла бы туда гулять и повстречала одного из них!
Но Дженет не хотела этого слушать. И в один прекрасный день шитье было отброшено в сторону, иголка очутилась на полу, а сама девушка в зеленом лесу.
Гуляя по лесу, Дженет увидела на поляне белого коня, привязанного к дереву. Конь был белее молока, а сбруя на нем сверкала чистым золотом. Дженет пошла дальше и пришла к поляне, усыпанной розами. Не успела она сорвать один цветок, как вдруг перед ней словно из-под земли вырос юноша.

— Зачем ты сорвала белую розу, прекрасная Дженет? — спросил он. — Кто тебе позволил? И как ты посмела прийти в Картехогский лес без моего разрешения?
— Где хочу, там и рву цветы! — ответила Дженет. — А просить у тебя разрешения и не подумаю.
Услышав такой дерзкий ответ, юноша рассмеялся, отчего все семь колокольчиков на его поясе весело зазвенели. Потом сорвал красную розу и, протянув ее Дженет, сказал:
— Не сердись, я пошутил. Для такой красивой девушки я бы не пожалел даже всех роз Картехогского леса!
Весь день Дженет и Там Лин (так звали юношу) гуляли по лесу и танцевали на лужайках под волшебную музыку и нежное пение.
Но вот Дженет заметила, что солнце клонится к закату, и поняла, что пора домой, если она хочет попасть в замок до того, как отец заметит ее отсутствие.
Бедная Дженет так спешила, что почти всю дорогу бежала и очень устала. Когда она, бледная и усталая, вошла в большие ворота замка, придворные дамы, игравшие во дворе перед замком в мяч, спросили ее:
— Что такое увидела ты в лесу, прекрасная Дженет, отчего так устала и побледнела?
Но Дженет им ничего не ответила.
На другой день придворные дамы играли в большом зале в шахматы, а девушки опять сидели в башне и шили. Но Дженет осталась одна. Она смотрела в окошко и думала: хорошо бы сейчас гулять в лесу с молодым рьщарем, танцевать под волшебную музыку и слушать нежное пение…
Задумавшись, она не заметила, как к ней подошел старый лорд, друг ее отца, славного графа Марча.
— Отчего ты грустишь, прекрасная Дженет? — спросил он. — Сдается мне, ты вчера побывала в зеленой стране эльфов. Если только наш граф узнает об этом, нам всем несдобровать.
— Ах, оставьте меня в покое! — рассердилась Дженет.
В ответе ее звучала дерзость, а сердцем она чувствовала, что старый лорд прав: Там Лин был не простой смертный, а рыцарь королевы эльфов. И горе той девушке, что полюбит рыцаря из волшебной страны эльфов. Так говорили все.
Но Дженет не хотела этого слушать. И в один прекрасный день опять убежала в лес. Долго она блуждала среди деревьев, но ни белого коня, ни его молодого хозяина так и не встретила. Она хотела идти уж домой и сорвала зеленую ветку — чтобы унести ее с собой на память, — как вдруг перед ней словно из-под земли вырос Там Лин.
— Скажи мне, скажи скорей, Там Лин, кто ты? — спросила Дженет.
— Я страж этого леса! — ответил юноша.
— Значит, ты и вправду рыцарь королевы эльфов? — печально сказала Дженет.
— Так меня называют, — ответил Там Лин, — но я родился и вырос среди людей. Меня воспитывал мой дедушка граф Роксбургский, потому что родители мои умерли, когда я был еще ребенком. С тех пор я жил в его замке. Однажды во время охоты вот в этом самом лесу с севера налетел страшный ветер. Граф Роксбургский со своей свитой поскакал домой, а меня одолел какой-то странный сон, и я упал с коня. Проснулся я уже в стране эльфов — это их королева нарочно наслала на нас злой северный ветер, чтобы унести меня к зеленым холмам, в Страну Вечной Юности.
Вспомнив про зеленые холмы, Там Лин замолк, опустил голову и о чем-то задумался. Потом опять заговорил с грустью:
— И с тех пор на мне заклинание королевы эльфов: днем я должен сторожить Картехогский лес, а ночью возвращаться в страну эльфов. Там всегда весело и тепло. Я там в большом почете. Но если бы ты знала, Дженет, как мне хочется разрушить волшебные чары и вернуться к людям!
— Я помогу тебе! — воскликнула Дженет, но тут же добавила тихо: — Если ты хочешь.
Там Лин нежно взял ее руку в свои и вот что сказал:
— Есть только одна ночь в году, когда можно разрушить злые чары королевы эльфов, — это ночь на первое ноября, в канун праздника всех святых. На эту ночь все эльфы и их королева покидают свои зеленые холмы. И я еду с ними. Сегодня как раз такая ночь. Но освободить меня нелегко. Отважишься ли ты на это, милая Дженет?
В ответ Дженет лишь спросила, что она должна сделать. И Там Лин сказал:
— Когда пробьет полночь, жди меня у перекрестка четырех дорог. Сначала ты увидишь рыцарей королевы эльфов на вороных конях. Пропусти их и не сходи с места. Потом проскачут всадники на буланых конях. Ты пропусти их. И наконец появятся всадники на белых конях. Я буду среди них. Чтобы ты узнала меня, я сниму с одной руки перчатку. Ты подойди к моему коню, возьми его за золотую уздечку и вырви повод из моих рук. Как только ты отнимешь у меня повод, я упаду с коня, и королева эльфов воскликнет: «Верного Там Лина похитили!» Вот тогда будет самое трудное. Ты должна обнять меня крепко и не отпускать, что бы со мной ни делали, в кого бы меня ни превращали. Только так можно снять с меня заклинание и победить королеву эльфов.
Страшно было бедной Дженет оставаться одной ночью в лесу. Но она помнила, что сказал ей Там Лин, и исполнила все, как он просил. Она схватила его белого коня за золотую уздечку и вырвала повод из его рук, и, когда он упал на землю, она обняла его крепко-крепко.

— Верного Там Лина похитили! — воскликнула королева эльфов.
Но Дженет не испугалась и только еще крепче обняла его. Тогда королева, прошептав заклинание, превратила Там Лина в зеленую ящерицу. Дженет прижала ящерицу к сердцу, но тут ящерица превратилась в холодную змею, которая обвилась вокруг ее шеи. Дженет смело схватила змею, тогда змея обернулась в брусок раскаленного железа. Из глаз у Дженет полились слезы, ей было так больно, но Там Лина она все равно из рук не выпустила.
И королева эльфов тогда поняла, что Там Лин потерян для нее навсегда. Она вернула ему его прежний облик и сказала:
— Прощай, Там Лин! Прощай! Лучшего рыцаря потеряла страна эльфов. Если бы знала я вчера то, что узнала сегодня, я бы превратила твое нежное сердце в камень!
И с этими словами королева эльфов исчезла в зеленом лесу. А прекрасная Дженет взяла Там Лина за руку и отвела в замок своего отца, славного графа Марча.

00:51 

про то, что надоел бесконечный штиль.

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.


Я сижу одна
Высохла до дна
Надоел бесконечный штиль
Ты меня найди
Сердце разбуди
Поиграй со мною, пошути

Тай-Тай, налетай ветер, налетай дождь
Тай-Тай, догоняй скуку, догоняй ложь
Стучи, стучи, стучи за окном
Лейся, лейся
Ходи, ходи, ходи ходуном
Бейся

Я плыла во сне по большой реке
Пели рыбы мне свои песни
А проснулась вдруг - сухо все вокруг
Стало вовсе неинтересно

Тай-Тай, налетай ветер, налетай дождь
Тай-Тай, догоняй скуку, догоняй ложь
Стучи, стучи, стучи за окном
Лейся, лейся
Ходи, ходи, ходи ходуном
Бейся

@музыка: Маша и Медведи - Тай-Тай

19:58 

признание Ф. К.

- Нацки, ты хоть во что-нибудь веришь? - Да, в рок-группу Led Zeppelin.
Франц, милый мой Франц.. только ты можешь словами своей болезненной души, хрупкими чёрно-белыми пальцами наверху многоквартирного дома в еврейском гетто обнять меня, меня самоё, хаос мой в голове.. потому что ты так же болезненно анализируешь и критикуешь себя, как и многие до и после, но только ты смог выразить это углами букв и петлями страниц. слова твои, зачёркнутые, определили пустоту внутри на много километров в глубь и много лет вперёд.
милый мой, замечательный мой хрупкий Франц, лишь ты один со мной всегда - и в печали, и в радости- многие, но главное - в скуке дней.. в этом тягостном сером шествии, твои белые страницы чётко отделяют свет от тени, принося иллюзию свободы. как бы буря жизни ни бросала меня на своих волнах, как бы ни было больно или горько, ты всегда рядом со мной.
знаю, для кого-то ты - пустая и тяжкая знаменитость, для других - классик модернизма, для третьих - пророк и икона интеллектуальной элиты. но для меня, милый мой Франц, ты - молчаливый молодой человек, который бежит, отталкиваясь от воздуха. у тебя внимательный взгляд, скуластое лицо и большие уши. ты стеснителен, но болезненно нетерпелив к себе. ты человек, который пишет, пишет - когда в твою душную комнату заглядывает тень, призрак, вдохновение. потому что когда ты не можешь писать, когда не получается, когда рядом нет Макса Брода, Фелиции - что бы писать им письма, тогда твои изломанные руки льют чернила на пальцы, тогда в дневниках появляются рваные строки, которые полетят намного дальше, чем ты можешь себе вообразить.
и я люблю тебя, милый Франц, именно за это.

glaswen

главная